Бантюков Николай Тихонович

Нарисуй, художник, праздник

У каждого художника есть свои любимые места. Есть такие и у Бантюкова. Окрестности сел Осколец, Заломное - вот где он находит те мотивы, что так и просятся на полотно. Сам объясняет так: мать родилась в Заломном, отец родом из Оскольца, через это и передалась близость к пейзажам, не броским на первый взгляд, но таким богатым на тона, полутона, если пристально, конечно, в них вглядеться. Ведь пейзаж, он тоже говорит. И говорит о разном.

Вот на равнине дерево с мощным стволом и широкой кроной. Ствол и ветви жилистые. Но никакого подроста рядом, нет леса, который бы защищал, взламывал ветра, как волнорез. Это жизнь с опорой только на себя - в не сдающемся одиночестве.

Или совсем иное: широко расплескалась густая нива, у края поля растут березы, в листве которых играет свет, а к горизонту ведёт дорога...

Обе композиции, как символ. И в одиночку люди вы живали в знакомых для ху­дожника местах, когда были месяцами без зарплаты и с неясными перспективами. А сегодня взошли надежды, будто посев на пашне.

Николаю Тихоновичу Бантюкову об этом вполне известно. С общественным настроением он сверяется постоянно. Много занимался оформлением стендов, панно, щитов к различным событиям, стал автором герба Губкина. Да и теперь не отрывается от этого благого дела - создания настроения через композиции и цвет на улицах и площадях. Точнее сказать, сейчас он с этим связан еще в большей степени, поскольку не так давно стал главным художником управлений культуры Губкинской территории. В обязанности главного художника входит разработка концепции единого художественного облика, современного дизайна города, проектов его художественного оформления.

Так что уже сейчас ему известно, к примеру, как в городе и районе будут выглядеть новогодние площади, парки, скверы, другие места, где губкинцы будут встречать Новый год. Все будет красиво, не повторять друг друга.

А вообще, каким бы хотел видеть художник индустриальный Губкин? Максимально нарядным и уютным, не кричащим о том, что здесь ведущая тяжелая промышленность, С этим мнением Бантюкова трудно не согласиться. Производство надо уважать за то, что оно поставляет средства для развития поселений, но в то же время и не забывать, что человек- любитель тишины, зелени, красок в их гармонии, равновесии. Ведь что удивляло раньше на улицах Прибалтики, Европы? Их ухоженность, продуманность решений в смысле оформления фасадов, витрин, заборчиков и скамеек.

Что удивляет приезжающих сегодня по делам или в гости в Губкин? Обилие зелени и цветов, узоры «под ковровую дорожку» на плиточных тротуарах, зоны отдыха у фонтанов, оригинальные светильники в местах отдыха горожан. Настала пора пойти от тротуаров вверх - к внешнему виду жилых домов и служебных зданий. Н.Т. Бантюков приводит убедительный пример: на улице Королева балконы окрашены по проекту, и сразу изменилось все вокруг - кварталы стали ярче, живописнее.

А если еще убрать те вывески, что сделаны неумело, кустарно. А как выглядят витрины наших магазинов?!

Вот какие мысли сегодня у Бантюкова. Почти 20 лет он работает в мастерской, где готовятся проекты и эскизы для города, не утихает творческий процесс, итоги которого - на выставках полотен и листов с живописными работами и графикой, во внутренней отделке помещений, в оформлении уголков во время различных праздников. Теперь же праздником для души могут стать и дома, и улицы, и в целом облик города.

Дело не в том, чтобы прикрыть красивым некрасивое за фасадом. На фоне красивого мы стремимся стать хоть немного лучше. Так заложено природой в человеке, о чем всегда помнит Николай Тихонович и старается вдохнуть душу, красивую душу, в наш любимый город. Он художник, ему виднее.

В.Телегин

 

Холст становится лучистым, наполняясь цветом чистым...

 

Не надо и спрашивать, что он ценит, чем он увлекается. С порога виден мольберт с не завершенным еще пейзажем, но в котором уже ощущаются и шепот трав, и разговор листвы, и движение воздуха... Наверняка человек, более тридцати лет начинающий свой рабочий день в городской художественной мастерской, с юности мечтал стать художником. А вот и нет. Юношу одолевали мечты о море. После восьмого класса направил документы в Мурманское мореходное училище, которое готовило гражданских моряков. По окончании губкинской средней школы №6 пробовал поступить в Севастополе в военное училище, выпускники которого получали распределение в экипажи подводных лодок. Однако оба раза медкомиссия его планов не поддержала.

И пошел Бантюков на действительную службу в армию. Где… повстречался с морем. В Калининградской области их часть стояла на берегу Балтийского моря. Виды вокруг так и просили солдата взяться за карандаш! Заметили способности товарища и сослуживцы, забросали просьбами нарисовать их портреты. Присмотрелись к таланту и командиры, стали давать задания по оформлению помещений. В ходе такой практики Николай утвердился в мысли, что рисование может стать профессией.

После службы в армии Н.Т. Бантюков нашел работу художника по торговой рекламе в ОРСе комбината «КМАруда». Умелое оформление создавало приятное впечатление, хорошее настроение у людей по обе стороны прилавка. А это не так уж мало… Позже уже в школах и детсадах, дворцах культуры, фотоателье, библиотеках, музеях, на улицах и площадях начали появляться его стенды, панно, плакаты, а кроме этого, объемные изделия, привлекающие внимание оригинальным замыслом и точностью исполнения. Но скоро художнику стало тесно в рамках коммерческой рекламы, он чувствовал, что способен подняться на новый уровень.

Ему повезло: перейдя из ОРСа в городскую художественную мастерскую, довелось работать рядом с бывшим своим учителем, преподававшим в школе рисование, Василием Евдокимовичем Переверзевым и с членом Союза художников СССР Анатолием Григорьевичем Савиновым. В эстетический облик Губкина их вклад был весьма заметен. Бантюков многому у них научился. Одновременно неустанно выезжал на этюды. Там совершенствовалось цветовосприятие, рука становилась смелей, уверенней в отображении форм и линий. Немало давало и изучение внутреннего мира коллективов в промышленности, строительстве и в социальной сфере. Спуски в шахту, посещение железорудного карьера, встречи с людьми КМА – молодежью или ветеранами – питательная среда, образно говоря, для всевозможных сюжетов будущих картин, для оформительских изысканий. Шахтеры, строители, горняки постоянно присутствуют в живописных работах Бантюкова. Дипломная работа в институте (без отрыва от производства Николай Тихонович окончил художественно-графический факультет Курского педагогического института) называлась «Путейцы». Дебютом на зональных выставках стала картина «Тепловой узел ГОКа». Вместе с тем, понятно, Черноземье – это не только богатство недр, но и скромное обаяние природы Белгородчины. «Лесная дорога», «Дубки», «Ромашки», «Август», «Зимой», «Поляна» – эти произведения Бантюкова заставляли остановиться, всмотреться и задуматься посетителей персональной выставки художника к его 60-летию. Называлась выставка эпически – «Край родной». Край губкинский для него так близок и так понятен, что эскиз Бантюкова был признан лучшим в конкурсе на герб города Губкина (кстати, участвовали в конкурсе одиннадцать человек). Им же разработан эскиз медали «За материнские заслуги» Губкинского городского округа.

Творчество художника оценено по заслугам. Почетными грамотами, благодарностями он поощрялся многократно. А в 2011 году ему было присвоено звание заслуженного работника культуры Российской Федерации. Поднявшись на такую высоту, художник не стал почивать на лаврах. Хочется донести на полотнах до современников и потомков, насколько интересна наша жизнь, насколько красива наша сторона, чтобы ценили и берегли они то, что дала им природа, чтобы помнили и ценили людей, тех, кого вспомнить можно будет и через десятки лет с искренней благодарностью.

Работы художника губкинцы смогут увидеть вновь скоро – на следующей персональной выставке Николая Тихоновича Бантюкова.

В. ТЕЛЕГИН